12:50:15 (GMT 0:00)

  • Бразилия

    GMT -03:00
  • GMT -02

    GMT -02:00
  • Кабо-Верде

    GMT -01:00
  • Лондон

    GMT +00:00
  • Брюссель

    GMT +01:00
  • Иерусалим

    GMT +02:00
  • Стамбул

    GMT +03:00

Почему рынок не верит в отскок на рынке нефти

Дата публикации: 09 Июля 2020 07:03

Перспективы роста спроса после спада пандемии выглядят весьма туманными

2020 год стал настоящей катастрофой для нефтяной промышленности на фоне разразившейся пандемии коронавируса. Учитывая обвал спроса, отрицательные цены и всего лишь незначительное восстановление, сегодня мало кто из руководителей отрасли настроен оптимистично. Некоторые, видимо, надеются воспользоваться возможностью списать миллиарды долларов со стоимости своих активов, ускорив переход к экологически чистым видам топлива, чего все чаще требуют инвесторы.

Но некоторые влиятельные лица действительно с оптимизмом смотрят в будущее. По их мнению, нефтяной цикл еще не разрушен. Они утверждают, что низкие цены и недостаточные инвестиции в сектор могут привести в конечном итоге к сильному ралли, как только изоляция и вялый спрос останутся позади.

Например, ведущий аналитик JPMorgan по нефтяным активам Кристиан Малек считает, что цены на нефть не могут оставаться низкими вечно. И хотя мировой спрос на нефть продолжает резко сокращаться по сравнению с докоронавирусным уровнем в 100 млн баррелей в день, он отметил, что зарождается основа для «следующего нефтяного суперцикла».

Он исходит из того, что в долгосрочной перспективе предложение пострадает больше, чем спрос. Малек считает, что до конца 2021 года спрос вернется на докризисный уровень, фактически потеряв два года роста, или 2-3 млн б/д, однако при этом произойдет более резкий спад в производстве.

Разрыв между спросом и предложением

Добыча сократилась примерно на 1 млн баррелей в день из-за закрытия старых месторождений, которые не будут эксплуатироваться, даже если цены вырастут. Еще 4 млн баррелей в день будут потеряны из-за приостановленных или отложенных инвестиций в новые проекты и планы развития. Это говорит о том, что разрыв между спросом и предложением может проявиться где-то в 2022 году.

«Covid-19 повысил шансы на гораздо более высокие цены», — заявил Малек.

Это заманчиво простой аргумент для национальных нефтяных компаний, таких как Saudi Aramco (которую консультирует JPMorgan), и крупных американских компаний, таких как ExxonMobil и Chevron, которые не спешат с переходом к альтернативным источникам энергии в отличие от европейских коллег.

И это может быть вполне оправдано. Независимо от того, когда будет достигнут пик спроса — а большинство аналитиков по-прежнему считают, что это произойдет в 2030-е годы, когда электромобили получат массовое распространение, — разрыв между спросом и предложением важнейшего в мире товара должен привести к росту цен, и, возможно, весьма значительному.

В 2011 году потери около 2 млн баррелей ливийской нефти в день оказалось достаточно, чтобы поднять цены более чем до $120 за баррель, менее чем через три года после финансового кризиса. Но рынок, похоже, пока не верит в этот аргумент. Контракты на поставку нефти марки Brent через три года торгуются по цене менее $50 за баррель, что всего на $5 выше текущей спотовой цены.

Последняя попытка?

Хотя нефтяной рынок имеет тенденцию двигаться циклично, он, безусловно, не движется по кругу, повторяя то, что происходило раньше.

Часть аргументов в пользу резкого скачка цен на нефть, как это было в нулевых, предполагает, что американская сланцевая промышленность, подъем в которой в последние годы способствовал снижению цен, больше не сможет так быстро реагировать на рыночные сигналы. Действительно сланцевый сектор переживает период сокращения, за которым последует гораздо более медленный рост. Что не может не расстраивать инвесторов и финансовых покровителей с Уолл-Стрит.

Но там еще есть нефть. Компании знают, в каких породах она залегает и как до нее добраться. Любой резкий рост цен будет приведет к обратным последствиям. Еще одна причина проявить осторожность —неопределенная траектория потребления после того, как пандемия наконец пойдет на спад. Увеличение спроса на авиатопливо, на что отрасль рассчитывала в ближайшие годы, чтобы обеспечить значительный рост мировой экономики, все еще представляется сомнительным.

Люди, вырвавшиеся из изоляции, возможно, захотят провести пару недель на пляжах, но ставка на быстрое восстановление деловых поездок все еще кажется оптимистичной. Скорее всего, использование видеоконференций в качестве повседневного инструмента будет сдерживать рост.

Однако самая большая проблема для быков в том, что скачок цен на нефть может привести к ускоренному переходу на экологически чистое топливо. Большой прогресс был достигнут за последние пять лет, когда нефть в основном стоила ниже $80 за баррель. Реакция на устойчивое ралли означала бы подписание собственного смертного приговора.

Это последняя попытка? Возможно. Но она, скорее всего, окажется недолговечной.