05:06:16 (GMT 0:00)

  • Бразилия

    GMT -03:00
  • GMT -02

    GMT -02:00
  • Кабо-Верде

    GMT -01:00
  • Лондон

    GMT +00:00
  • Брюссель

    GMT +01:00
  • Иерусалим

    GMT +02:00
  • Стамбул

    GMT +03:00

Крупнейшая в мире алмазная шахта скоро закроется

Дата публикации: 15 Июля 2019 08:14

Rio Tinto Group закрывает крупнейшую в мире алмазную шахту, где добывается примерно 90% розовых бриллиантов.

Спустя почти сорок лет корпорация Rio Tinto Group закрывает крупнейшую в мире алмазную шахту, которая в первую очередь прославилась благодаря добыче розовых и красных самоцветов, хотя она также является основным производителем камней более низкого качества. Конкуренты по всему миру — от России до Канады — надеются, что смогут изменить ситуацию в этой отрасли, оказавшейся в сложном положении.

Шахта Аргайл, расположенная в Западной Австралии, открылась в 1983 году и с тех пор оказывает существенное влияние и на отрасль, и на рынок. По данным PolishedPrices.com, некоторые брокеры, банки и конкуренты, включая RBC Capital Markets и Panmure Gordon, прогнозируют, что закрытие месторождения может придать импульс ценам, которые падали с 2011 года.

Добычу в Аргайле, примерно в 2600 километрах (1600 милях) к северо-востоку от столицы штата — города Перт, планируется завершить до конца следующего года после исчерпания запасов экономически выгодных камней, заявил Арно Сойрат, глава подразделения Rio по добыче меди и алмазов.

«Рынок лишится достаточно большого объема поставок, — отметил Сойрат в недавнем интервью.В конце 2020 года мы прекратим работы и начнем восстанавливать объект».

На месторождении Аргайл добывается около 90% ценных розовых бриллиантов в мире — розово-пурпурных камней, которые являются одними из самых дорогих в этом сегменте. В апреле 2017 года на аукционе Sotheby's за $71 млн был выставлен алмаз «Розовая звезда» весом 59.6 карата, добытый конкурентом Rio — корпорацией De Beers: это рекордная аукционная цена для любого драгоценного камня. Хотя розовые камни и привлекают больше всего внимания, на их долю приходится менее 0.01% от общего объема добычи на шахте Аргайл.

Слишком много алмазов

Шахта также является крупнейшим производителем алмазов по объему, и именно поэтому работы на месторождении спровоцировали глобальный переизбыток. По подсчетам Canaccord Genuity Group Inc., камни, добываемые в Аргайле, более чем на три четверти состоят из менее ценных коричневых алмазов, а общий объем добычи на шахте в среднем стоит $15-$25 за карат. Это намного меньше, чем средняя цена карата в $171, вырученная в прошлом году De Beers.

Избыток дешевых и мелких алмазов сократил прибыль почти для всех горнодобывающих компаний, при этом резчикам, полировщикам и торговцам стало гораздо сложнее получать прибыль. В декабре некоторые клиенты Rio отказались покупать более дешевые камни, а корпорация De Beers была вынуждена снизить цены и предложить покупателям скидки.

Тем не менее, на фоне устойчивого спроса на алмазы и закрытия крупных шахт, включая Аргайл, «рациональная коррекция спроса и предложения должна привести к росту цен», — заявил в марте директор Stornoway Diamond Corp. Пэт Годин. По словам представителей компании Mountain Province Diamonds Inc, снижение добычи, связанное с закрытием шахты Аргайл, поможет восстановить цены.

Планируется, что к 2023 году мировой объем добычи алмазов сократится примерно на 21 миллион каратов в год, включая около 14 миллионов в год из-за закрытия Аргайл. По данным крупнейшего в мире производителя алмазов АК «АЛРОСА», этот объем будет лишь частично компенсирован за счет новых шахт. В прошлом месяце компания заявила, что к 2023 году дефицит между годовым спросом и предложением может составить от 11 до 35 миллионов каратов.

Последствия для отрасли

«Что касается розовых бриллиантов, то последствия будет еще более драматичными, — прокомментировал закрытие Аргайл Арно Сойрат. Вы можете представить себе законы спроса и предложения, и вы можете представить себе влияние, которое это окажет на очень редкие розовые, красные, синие и фиолетовые бриллианты».

По оценкам производителя, на шахте Аргайл осталось всего около 150 цветных бриллиантов подходящего качества, которые можно извлечь и продать в ходе ежегодного тендера, проводимого при участии приглашенных покупателей, на котором демонстрируются 50-60 самых ценных драгоценных камней года.

За последние 10 лет цены на розовые бриллианты выросли уже в четыре раза, и покупатели «только сейчас начинают осознавать потенциальные последствия закрытия Аргайла» для дальнейшего роста стоимости, отметил Фрауке Болтен-Босхаммер, владелец компании Kimberley Fine Diamonds, расположенной примерно в 200 километрах к северу от шахты. Она торгует драгоценными камнями с 1990-х годов.

В целом, по мнению лондонского аналитика Berenberg Ричарда Хэтча, алмазный сектор, возможно, также нуждается в стимулировании спроса со стороны перерабатывающей отрасли. Закрытие шахт «поможет, но действительно ли отрасль нуждается в таких стимулах? Скорее всего, нет», — считает Хэтч.

Покупатели пострадали из-за нехватки финансов и застоя на рынках сбыта, в то время как из-за ослабления рупии индийским производителям, которые обрабатывают приблизительно 90% камней в мире, стало не так выгодно покупать драгоценные камни.

Активы Rio

Закрытие шахты Аргайл приведет к сокращению добычи алмазов в Rio примерно на 75%, однако на доходах производителя это практически не скажется. Алмазы приносят лишь около 2% прибыли, тогда как доля железной руды — а это основной продукт компании — составляет почти 60%.

В 2016 году Rio закрыла проект разработки месторождения Бундер в Индии, а в 2015 году продала шахту Мурова в Зимбабве. По словам Сойрата, единственный другой алмазодобывающий актив производителя, Диавик в Канаде, планируется закрыть в 2025 году, хотя разведочные работы продолжают продлевать срок эксплуатации этого участка.

Тем не менее, компания стремится сохранить присутствие в данном секторе. Несмотря на то, что Rio может приобрести новые участки для наращивания объемов добычи, основное внимание в корпорации уделяется разведке, однако данный вариант займет больше времени для обеспечения роста производства. Также ведутся работы в рамках совместного проекта Форт-а-ла-Корн в Саскачеване, добыча на котором может начаться в течение 5-10 лет.

Арно Сойрат заявил журналистам, что алмазы — «не большой бизнес в Rio, но очень прибыльный», добавив, что компания имеет преимущества в данном секторе, которые она, возможно, продолжит использовать, включая технические знания и продвижение бренда.

«Это не товар, это предметы роскоши, и поэтому динамика рынка здесь совершенно иная».

По материалам profinance.ru