15:58:35 (GMT 0:00)

  • Бразилия

    GMT -03:00
  • GMT -02

    GMT -02:00
  • Кабо-Верде

    GMT -01:00
  • Лондон

    GMT +00:00
  • Брюссель

    GMT +01:00
  • Иерусалим

    GMT +02:00
  • Стамбул

    GMT +03:00

Москва вынуждена брать курс на Восток в новой энергетической политике

Дата публикации: 09 Декабря 2019 15:16

Рынок, на котором доминируют покупатели, ослабил позиции России в нефтегазовом сегменте

На прошлой неделе произошло знаковое событие для российской энергетической политики.В минувший понедельник Президент России Владимир Путин и лидер КНДР Си Цзиньпином торжественно запустили новый газопровод «Сила Сибири», через который Россия будет поставлять газ напрямую в Китай. Затем, в конце недели, российские министры приняли участие в совещании ОПЕК в Вене и согласились сократить объемы добычи нефти, поддержав усилия картеля, направленные на стабилизацию цен. Учитывая такое беспрецедентное взаимодействие, Россия, десятилетиями проводившая жесткую независимую нефтяную политику, фактически стала пятнадцатым государством — членом ОПЕК.

Страна остается ключевым игроком на международном энергетическом рынке — в 2018 году она была чистым экспортером более 9 миллионов баррелей нефти в день и почти 250 миллиардов кубометров природного газа. Но сейчас, когда рынком правят покупатели, России трудно контролировать ситуацию и направлять в нужное для себя русло.

Восстановление из руин

В этом месяце исполняется 20 лет с прихода Путина к власти, и для энергетического сектора страны эти два десятилетия стали периодом расцвета после спада в нефтяной промышленности в 1990х годах. Но хорошие времена сделали Россию еще более зависимой от нефтегазовых доходов и, следовательно, более уязвимой от событий на мировом рынке. Некоторые эксперты считают, что она стала не «энергетической сверхдержавой», а скорее адъюнктом обветшавшего картеля ОПЕК.

Первым большим успехом стал рост производства и экспорта. Добыча нефти выросла с 6 млн баррелей в сутки в 1999 году до более чем 11 млн баррелей в сутки в прошлом году, а добыча газа с 1,5 млрд кубометров в сутки до почти 2 млрд кубометров в сутки. Экспорт обоих энергоносителей вырос, при этом объем продаваемой нефти был бы еще выше, если бы не система квот ОПЕК, в которой Россия неохотно участвует.

Стратегические партнерства

Этот рост был основан на стратегическом открытии для международных инвестиций, поощряемых олигархами, которые выкупили значительные государственные активы за бесценок еще до прихода Путина и теперь фактически контролируют ресурсы страны. Российские компании Роснефть, Лукойл и Газпром были усилились и стали значимыми игроками в международной индустрии.

Для внутренних инвесторов взаимодействие с Россией никогда не было легким, но немногие — во главе с BP — преуспели и смогли сохранить свои позиции, несмотря на политические трудности. Путин сопротивлялся искушению ренационализации, даже когда напряженность в отношениях с западными правительствами была на пике.

Теперь, несмотря на санкции, введенные Европой и США, многие международные компании видят в России потенциальную область для инвестиций из-за огромной оставшейся неразвитой ресурсной базы. По сравнению с Ближним Востоком Россия рассматривается как более безопасное место для бизнеса и инвестиций, потому что компаниям нужны ресурсы, а России нужны технологии и прибыли.

Второй большой историей успеха в России стал Росатом, государственное предприятие, которое продолжает разрабатывать гражданские реакторы и имеет соглашения о строительстве со многими странами, включая Китай, Египет, Венгрию и Иран. Реакторы ВВЭР могли бы завоевать значительную долю европейского рынка, предлагая недорогую и надежную альтернативу провальной программе EPR (европейских реакторов типа PWR), но в большинстве сделок ЕС с Москвой — особенно по таким чувствительным вопросам, как ядерная энергетика — политически неприемлемо.

Нефтяная ловушка

Рост экспорта нефти и газа принес существенные доходы за десятилетия правления Путина. Но созданное богатство не использовалось должным образом, а экономика не диверсифицировалась. Нефть и газ по-прежнему составляют 60 процентов экспорта и обеспечивают половину всего федерального бюджета. По любому определению, Россия является нефтедобывающей экономикой, и, как и многие другие подобные экономики, значительная часть богатства, созданного этим сектором, утекла в западные банки и лондонскую недвижимость.

Когда цены на нефть и газ падают, как это было в последние пять лет, очевидная сила одного из ключевых мировых поставщиков стала признаком слабости. Россия является ярким примером перехода власти на энергетическом рынке от производителей к покупателям.

Разворот на Восток

История с «Северным потоком — 2» — новой газовой линией под Балтийским морем в Германию — основана на стремлении Москвы завоевать еще большую долю европейского газового рынка. Но этот рынок сократился более чем на 10 процентов за последнее десятилетие и, вероятно, будет продолжать снижаться, поскольку климатическая политика ускоряет освоение возобновляемых источников энергии.

Это объясняет разворот на восток. У Москвы не было выбора.Газопровод «Сила Сибири», поставляющий газ на китайский рынок, увеличит экспорт, но сделает Россию уязвимой для колебаний в ее политических отношениях с Пекином.С точки зрения как цены, так и объема продаваемого газа, Китай, имеющий множество альтернативных источников поставок в Азии и на Ближнем Востоке, держит на руках все козыри.

Как и все другие нефтедобывающие страны, Россия попала в ловушку обстоятельств, не зависящих от нее, и сильно подвержена любому дальнейшему снижению мировых цен на энергоносители.