12:14:39 (GMT 0:00)

  • Бразилия

    GMT -03:00
  • GMT -02

    GMT -02:00
  • Кабо-Верде

    GMT -01:00
  • Лондон

    GMT +00:00
  • Брюссель

    GMT +01:00
  • Иерусалим

    GMT +02:00
  • Стамбул

    GMT +03:00

Нефтегазовый сектор глядит в бездну

Дата публикации: 21 Февраля 2020 15:27

Либо нефтегазовый сектор находится на грани катастрофы, либо перед ним открылась возможность покупки.

Существует очевидная взаимосвязь между стоимостью акций нефтегазовых компаний и ценой на сырую нефть, хотя степень корреляции варьируется в зависимости от сектора и региона. Но сочетание коронавируса, торговых войн, альянса ОПЕК и Россия и изменения климата, похоже, разорвало эту связь, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Цена на эталонную сырую нефть марки Brent — которая по общему признанию более волатильна, чем совокупные цены на акции — восстановилась более чем на 10% по сравнению с падением 10 февраля, составившим $53,11 за баррель, но об этом трудно догадаться, глядя на фондовый рынок.

Почти все крупнейшие европейские нефтяные компании — Royal Dutch Shell (NYSE:RDSa), BP (LON:BP), Total (PA:TOTF), ENI (MI:ENI) и Repsol (MC:REP) — торгуются ниже тех отметок на тот день, когда упал в цене Brent. Equinor (NYSE:EQNR) из Норвегии — единственное исключение, но и у него цена на данную марку поднялась лишь на 2,2% от минимума.

Почему, когда рынок нефти делает все возможное, чтобы «не упустить» краткосрочное влияние коронавируса, фондовый рынок не может сделать то же самое?

Вряд ли неспособность ОПЕК договориться с Россией о более глубоком сокращении добычи сильно ударила по крупным западным компаниям, учитывая, что в результате реализации сценария «снижение добычи нефти на длительный срок» прибыльные проекты превращаются в незначительные и требуют более высоких премий от инвесторов за риск.

Коронавирус ударил по некоторым из них сильнее, чем по другим. Shell, например, особенно сильно пострадала от перебоев на рынке сжиженного природного газа (СПГ), поскольку китайские покупатели отказались принимать грузы, поставляемые по контракту, что вынудило компанию распродавать самый дорогой в мире газ в другие районы Азии по бросовым ценам.

Shell — крупнейший в мире поставщиком СПГ — показал в этом году наихудший результат — его поставки упали на 15%. У других крупных игроков на рынке СПГ общий объем поставок сократился на 9,6%, у Repsol (MC:REP) — на 13% и у Equinor — на 9,6%. Только у BP (LON:BP) спад составил меньше всех — только 2,7%.

Но ни ОПЕК, ни коронавирус не могут объяснить, почему Shell, Equinor, Eni и Total (PA:TOTF) находятся на самом низком уровне за три с половиной года или близко к этому без каких-либо признаков улучшения.

Объяснение тому, скорее всего, заключается в долгосрочном структурном переходе от компаний по добыче ископаемых видов топлива, отмеченном в прошлом месяце Ларри Финком из международной инвестиционной компании Blackrock в письме, где он предупредил о «фундаментальной перестройке финансов», отражающей озабоченность из-за изменения климата.

Неслучайно в этом году малоприбыльные углеродные энергетические компании, которые в течение многих лет зависили от цен на нефть, потому что они были малорентабельной технологией, решительно нарушили эту связь, в то время как углеводородные гиганты запутались.

Производители углеводородов, возможно, столкнутся с отскоком назад, если цены на сырую нефть смогут удержаться на нынешнем уровне, который все еще является приблизительным, что необходимо им для покрытия вложений капитала и выплат дивидендов. Высокие оценки «зеленых» акций могут дать неплохую возможность для арбитражной прибыли в краткосрочной перспективе. Но предупреждение Финка все равно остается реальным, даже когда последний пациент вылечится от коронавируса.